Autoexpertion.ru

Стихи про гоночную машину

Загадки, пословицы и стихи про автомобили

Загадки, пословицы, поговорки и стихи про машины, автомобили, шофёров, водителей

Интересные факты про автомобили и машины

Самые загруженные в мире дороги – в государстве Люксембург, где на каждую тысячу человек приходится 570 автомобиля. Интересно, что при такой плотности машин в этой небольшой стране почти никогда не бывает пробок.

Советские конструктора, спроектировав новый автомобиль, придумали ему очень патриотичное название – «Родина». Узнав об этом, И. В. Сталин с хитрой улыбкой у них спросил: «А почем родину продавать будете?». Перепугавшиеся разработчики тут же изменили название на «Победу». Сталин подумал и ответил: «Хоть и невелика победа, но пусть будет».

Когда шведская фирма «Сааб» решила производить не только самолёты, но и машины, она поручила резработку нового автомобиля группе инженеров, которые хорошо справились с этой задачей. Забавно, но никто из них никогда до этого не сталкивался с проектированием автомобилей и только двое из 16-ти инженеров имели автомобильные права.

Знаменитому космонавту Юрию Алексеевичу Гагарину после полёта в космос подарили автомобиль «Волгу», с номерным знаком «12-04 ЮАГ» – датой полёта в космос и инициалами космонавта.

Во многих языках названия импортных машин звучат довольно непривычно и иногда имеют совершенно непредсказуемый смысл. Российским менеджерам пришлось переименовать автомобиль Лада Калина, экспортируемый в Финляндию из России, в «Lada 119». Дело в том, что слово Kalina на финском языке означает треск, стук или грохот. Это не первый случай, связанный с производителем этих авто – еще в советское время автомобилю «Жигули» пришлось придумать экспортный вариант названия – «Лада». Оказывается, что мало кому за рубежом нравится название, созвучное со словом «Жиголо».

После первого же серьезного несчастного случая связанногго с автомобилем, произошедшего в Лондоне в 1896 году, не очень прозорливый следователь (коронёр) произнёс: «Эта авария – редчайший случай и я не уверен, что на нашей памяти случится еще что-то подобное. Мы сделаем всё, чтобы искючить такую возможность». Как показывает история, он был очень плохим предсказателем, а несчастные случаи на дороге случаются с пугающей регулярностью.

Загадки про автомобили и машины

Это что за зверь такой
Пробежал по мостовой,
На ногах его – резина,
А питается бензином?
Он рычит, клубится пыль.
Что за зверь? .
(Автомобиль)

Не летает, не жужжит,
Жук по улице бежит.
И горят в глазах жука
Два слепящих огонька.
(Автомобиль)

Четыре колеса,
Резиновые шины,
Мотор и тормоза.
И что это?
(Машина)

Дом по улице идет,
На работу нас везет.
Не на тонких курьих ножках,
А в резиновых сапожках.
(Автобус или троллейбус)

Это что за кобылица
Пьет бензин, а не водицу?
(Машина)

На четыре мы ноги
Надевали сапоги.
Перед тем, как надевать,
Стали обувь надувать.
(Шины)

Загадки про машину Юрия Энтина

Первый мой вопрос простой:
Что пробьет туман густой?
Чьи волшебные лучи
Освещают путь в ночи?
На машине их две пары…
Догадались? Это — .
(Фары)

Ну, ответьте-ка теперь,
Что рычит, как дикий зверь?
Чо в машине всех главней?
Не поедете на ней,
Коль в машине до сих пор
Не поставили .
(Мотор)

Человеку, чтобы жить,
Надо есть и надо пить.
Пища есть и для машин,
Называется – бензин.
Эта пища не пустяк,
Ей заполнен .
(Бензобак)

Едем, едем мы, и вот
Надо сделать поворот.
Путь вперед сейчас закрыт,
И патруль на нас глядит.
Чтоб не задержал патруль,
Поворачиваем .
(Руль)

Загадки про шоферов и водителей
Встаем мы очень рано,
Проста у нас забота –
Любого пассажира
Доставить на работу.
(Водители)

Выезжает на дорогу
Он обычно спозаранку,
На педаль поставив ногу
И крутя рукой баранку.
(Шофёр)

Стихи про автомобили и машины

Без колеса четыре дня
Стоит машина у меня.
Весь кузов у нее помят,
А фары больше не горят,
Разбито вдребезги стекло,
Погнуто левое крыло…
А мама с папой говорят,
Что сам во всем я виноват,
Что я еще плохой шофер,
Что мчусь на красный светофор.
Согласен с ними я вполне
И папе обещаю:
– Купи еще машину мне,
Другую не сломаю.

Машина выла под окном,
Всю ночь она пpосилась в дом:
– Зачем оставили однy-y,
И не подходите к окнy-y?

Точно, вовремя и ловко
Подъезжаю к остановке.
Все вошли, закрылась дверь, –
Пассажиры вы теперь.

Всё! Приехали! Ура!
Выходите, вам пора!
Пассажирка юных лет,
Предъявите ваш билет!

Легковая я машина,
Жу-жу-жу, жу-жу-жу.
Маму, папу, дочку, сына
Целым скопом я вожу.
А ещё в меня бывает
Загружают двух собак,
Или папа разъезжает –
Налегке и просто так.

Чтоб приучить пешехода к порядку,
Разлиновали асфальт, как тетрадку.
Через дорогу полоски идут
И за собой пешехода ведут.

В 1930 году в американский прокат вышел фильм “Песня мошенника” (The Rogue Song) про похищение девушки в горах Кавказа. Актеры Стэн Лорел, Лоуренс Тиббетт и Оливер Харди сыграли в этом фильме местных жуликов. Удивительно, но эти актеры очень похожи на героев .

Стихотворения про Гонки

Бессонница
Мечты детства

Три огромных ветлы у дороги
В моём детстве, как сёстры, стоят.
Мы залезли на них, свесив ноги,
Кучка худеньких юрких ребят.

А за нами шальные девчонки.
Оседлали древесных коней
И устроили шумные гонки,
Даль пронзая копытом корней.

В синем небе ругается тучка,
Хочет нас мокрой ручкой поймать.
На неё лает серая Жучка,
Заливаясь, как Машкина мать.

Но не страшен нам дождь, гром-мятежник.
Вётла мчат по дороге вперёд.
Моя память – великий насмешник –
Снова в прошлом мечты создаёт.

Об утреннем просмотре автомобильных гонок

Как-будто сквозь наполненный стакан
С безумным воем промелькнул болид,
С трудом гляжу в расплывчатый экран –
А бедная головушка болит!

Отрадный это факт, что в гонках наш
Участвует российский гражданин,
Но, все-таки, C2H5OH –
Пока в России – “формула-1”.

Снова в думу началась гонка за мандатом
Смертельная гонка

Жизнь – это словно смертельная гонка.
В ней каждый день умирать, выживать.
Мчаться по правилам шумно и звонко,
Чтобы без силы упасть на кровать.
Был впереди и внезапно ты сзади –
Видишь лишь спины других пред собой.
Не угадаешь, кто может нагадить…
Жизнь – это гонка, сражение, бой.
Гонщика словно в себе открывая,
Не разевая на мелочи рот,
Мчи же, преграды напором сбивая,
Чтобы вписаться в крутой поворот.

Лунный король

Смотрите! Он снова играет со смертью
С холодной улыбкой нажав на педаль.
Ревет диким зверем его мотоцикл
И блещет во мраке крылатая сталь.
Он фарой, как лезвием ночь рассекает,
Взметая осколки бесчисленных звезд
Мотор верен воле, победную песню
Слагая под визг сумасшедших колес.
Под черною курткой безумствует сердце,
Сквозь хрупкость стекла веет ясностью глаз
Он- лунный король на безлюдных проспектах,
Рукой вместо жезла сжимающий “газ”.
Пусть кто-то и скажет: Безумие это.
В пугающей скорости есть упоенье!
Он мчится по трассе, не ведая страха,
Хоть риск и выходит за рамки везенья.
Быть может судьба и поступит иначе,
Разбив все, о чем он грустил и мечтал,
Но в гонках по грани не может быть прений
И в сумраке быстро сгорит “стоп-сигнал”.

Счастливчик.

Ему не нужен стольный град
Какой бы ни было сторонки,
Прожил он сиднем, – тем и рад, –
Без суеты пустой и гонки.
Весь мир его, вон, – за окном:
ВетлА, бурёнка, пёсья морда.

Читать еще:  Кенгурятник на уаз 469 своими руками чертежи

И пусть считают, что он гном,-
Важнее: не играет лорда.

Не стесняйся

Я просто однажды с тобой повтречалась
Взглянула в глаза и в зрачках потерялась
Я просто однажды в тебе заблудилась.
Я просто однажды. Я просто влюбилась.

Играли красиво. То в гонки. То в прятки.
Шикарные ночи. С намеками взятки.
И страсть в бесконечность – кровавый источник
Я дикая жертва. Ты нежный охотник.

Ладони на плечи. Безумие током.
Ногтями по бедрам. Задень ненароком.
Пронесся по телу грозою и градом
Ты стал моим чудом, моим водопадом.

Давай. Будь сильнее. Раздень мою душу.
Я ради тебя все запреты нарушу.
Смелее. Чуть ниже. Губами касайся.
Раздень мое сердце.Давай.Не стесняйся.

Олимпиада, прощай.

Олимпийский огонь угасает,
Показав красоту мастерства,
В нашей памяти все полыхает.
Не забыть эти дни волшебства.

Праздник дал фейерверк самоцветов,
Увлекала всех собой их борьба.
Шайбы, гонки, каскад пируэтов,
Крылья победы, здесь и судьба.

Наступил день, момент расставанья,
Нотки грусти к себе не пускай.
Не забыть нам накал состязанья,
Сочи милый! Прощай! Всем гуд бай!

не сейчас

На каждую женщину приходится одна всепоглощающая любовь; всё, что после неё, – сознательное чувство, когда тебе просто хорошо, что он рядом.
Эльчин Сафарли.” Если бы ты знал. “

В этом выжатом городе кругом идут сумасшедшие гонки мыслей,
Безупречно-конечно-исполненно-временно-протекая,
Числа,числа,струною надрывною в музыке нервов – ч и с л а..
Я такая,как раньше?
Я и раньше была не такая..

Эти корни,они прорасли до запутанных переплетений-нитей,
Как канатом сжимают и держат,а я бы и рвать до крови,
Живьем,без наркоза,без жалких уколов морфеевых,биться..
Я молила когда-то держать?
Умоляю сейчас:пусти..

Дай вздохнуть.Да по-новому чистым воздухом.
Пусть без выдоха,пусть последний раз.
Ты мне снами твердишь:не сей ча с с с ..

Уличные гонки. Мой первый рассказ или рэп.

Уличные гонки, это когда в машине орут колонки.
Уличные гонки, это когда в машине визжят соски.
Уличные гонки, одна ошибка и ты окажешься в морге.
Уличные гонки, уличные гонки.

Красно-синие мигалки это не проблема, жизнь и свобода, вот моя манера.
Honda Accord получает новый удар и вылетает с трассы, а за мной гонятся другие классы. Mersedes и Toyota, они выстраиваются как пехота. Мне это надоедает, но моя тачка меня не подведет, меня финиш ждет!

Гонка

Завтра-завтра гонка по кругу,
Стану матерью, дочкой, подругой,
Шелест ветра, хлопает парус,
Завтра-завтра снова состарюсь.

Я – измученный марафонец,
Неужели снова обгонят?!
Завтра-завтра что-то случится,
Может нужно остановиться?

Я терзаюсь, я задыхаюсь!
Поднимаюсь и вновь спотыкаюсь!
В кровь разбиты нежные руки,
Снова гонка, гонка по кругу!

Нет конца и начала нету!
Мотыльком рвусь к жестокому свету,
Завтра-завтра что-то случится:
Может смерть ко мне постучится.

Чтоб не скучать, не плыть по теченью.

Чтоб не скучать, не плыть по теченью,
Я отдавался своим увлеченьям.
В садике лепка, в школе собака,
В ВУЗе любовь до счастливого Брака.

Дальше работа – вторая «супруга»,
Карьерная гонка, рутинная скука.
Вот я и папа – родились мальчишки,
Пеленки, солдатики, детские книжки.

Пиво с друзьями, пьяные речи,
В снятой квартире запретные встречи.
После работы спортзал и бассейн,
В праздники гости, горячий глинтвейн.

Читал для души любимые книги,
Футбол по TV в виртуале интриги.
В отпуск на море, отдых с семьей,
Пальмы, песок, развлеченья, покой.

Бывает и так, что почва дурная,
На зерна влияет как засуха злая.
Ночь нависает материей тучной,
Жизнь показалась мне серой и скучной.

Отрезать, уехать, начать все сначала,
Чтобы душа как на волнах качалась.
Новые страсти найти, увлеченья,
Чтоб не скучать, не плыть по теченью.

Транспортировочные будни (б/к)

Внатяг, пытаясь пересилить вьюгу,
Раскачкой поджимаем с алкашами
Рычащую, строптивую зверюгу,
С глушителем, прогрызанным мышами.

Мы, кажется, тут накрепко засели,
Нам колея навесила оковы.
Передний привод есть и у “Газели” –
Он штыковой, обычно, и совковый.

Давно кипит лопатная запара –
Пол-улицы расчистил, твою матерь!
Но вдруг с небес сошёл “Ниссан-Наваро”
И вытащил на тоненьком канате.

На пассажирском – задремавший путник,
На спойлере – красавица, эвенка.
Гнетут транспортировочные будни
С погрузочно-разгрузочным оттенком.

Подрежет затонированный “Прадо”,
По тормозам – не тюкнул, еле-еле.
Вот только сзади нам гостей не надо,
Хоть и радушен габаритный швеллер.

А если захворает рулевая –
Нет лучшей в целом мире санитарки,
Чем дядя Миша, или просто – “свая”,
Такие вот кликухи в таксопарке.

На всех шести шуршащих всесезонках
Износом оседают киломили.
А жизнь – всё та же бешеная гонка.
Так, стало быть, не скажут, что не жили!

Город гонок

Июнь, июнь! Серебряный июнь!

Ещё прозрачны призрачные тени.

Над городом – как серебристый лунь,

сияя белой пеной оперенья –

летел залив. Парила полоса

залитых штормом пляжей.

дышал горячкою регат и гонок,

готовил вёсла, ставил паруса.

Мы ждали старта.

Флаги на бечёвках

цвели меж крон – всё ярче и полней.

Мы ждали старта – шестеро парней

в ребристой шлюпке и одна девчонка.

Она крутила тёмные очки.

В томленье наши ближние соседи

кричали нам ехидно:

Прогулочка? Куда с морячкой едем.

Мы не смотрели. Было нам плевать

на шуточки. Мы сами так умели.

Но судьи продолжали колдовать.

И пальцы напряжённые немели,

сжимая в ожидании вальки.

Дурацкая задержка нас бесила.

И мы уже шипели:

и вправо выразительно косились.

Там – чувством превосходства спасены

от нашей, забавлявшей их, досады –

смеялись беззаботные сыны

морских училищ – сборная курсантов.

Они спокойны были. И похоже –

резвились в ожиданье от души.

Под бронзовой, под глянцевою кожей

круглились силы злые катыши.

Массивные – как купола – колени.

Поджарые литые животы.

Мужская мощь, надежда – посрамленье

всей прочей мелководной вшивоты.

Мы не смотрелись рядом с ними, нет.

В нас всё ещё проглядывал нетленный

остаток дистрофии: той – военной,

в стынущей стране.

Но мы – на шутки шутками вставали.

А мы – как крылья – вёсла расправляли.

Сыны худой детдомовской страны –

мы были мощью той уязвлены,

хотя навряд ли это сознавали.

Залив под шлюпкой двигался, плясал –

набитый солнцем, словно рыбой омут.

Звенящей чешуёй – по голубому –

катилась мимо с ветром полоса

Громадный город жарко плыл вдали.

Тут – розовою мошкой над зелёным –

всплыл огонёк. Ракета! И по-ошли.

стаей после залпа –

вспорхнули шлюпки, вёслами пронзив

земной, смолёный, раскалённый запах

и расколов на стёклышки залив.

Качнулись ивы и упали косо

И – пустота в глазах.

И солнце по звенящему откосу

стекает, как солёная слеза.

Вода гудит – воде под шлюпкой тесно.

Начало есть! Две мили впереди.

И стонут мышцы, начиная песню

борьбы и жгучей жажды победить.

Я славлю жажду молодости – тело

бросать в налитый страстью стадион.

Я славлю горечь кожи запотелой,

стон пораженья – и победный стон.

Я славлю – всё же славлю! – даже славу,

поскольку честно добыта в бою.

Но – трижды – трижды! – победивших слабость

и немощность природную свою.

Что проще может быть и человечней:

пред ликом зла, болезней, суеты

поднять и засветить тела – как свечи

духовной и телесной красоты!

Читать еще:  Сколько стоит нижний рычаг на ваз 2107

Я помню, как однажды, – словно скрипку

настроив «дип», к резцу склонив экран, –

в чугунном хрусте, скрежете и скрипе

точил гантели Лёшка Лупаштьян.

И мы признали: выход найден. Нам

давно уже осточертели плечи

без мышц, но с оправданием: война;

необходимость выбирать полегче

Память об отцах

(кто скажет: как? и где? и чей лежит?)

учила скрытной гордости сердца

и за двоих приказывала жить.

Теперь мы ждали окончанья смены.

И после душа ехали туда,

где пенная высокая вода

подбрасывала мячики сирены.

В те дни я забывал себя порой.

Под флагом первого морского клуба

я грёб на шлюпке – внешне грузной, грубой,

но лёгкой, словно чаячье перо.

Мы эту шлюпку восемь дней скребли,

срезали, словно ржавые мозоли,

наросты старой краски и земли,

ровняли язвы и потёки соли.

Плыл тяжёлый дым,

отвесно падал вниз, на Вольный остров:

на яхты, шлюпки, на железный остов,

торчавший возле бонов из воды.

Мы часто оставались ночевать

Сарай – из жести сшитый –

нас привлекал сильнее, чем кровать

и теснота рабочих общежитий.

Он гулким был. Особенно к зиме.

К тому же в ливень протекала крыша.

был мир в его квадратной полутьме,

затерянной в кудряшках лозняка

на самом стыке моря, неба, суши.

Мир жёлтым светом в щелях возникал

и пробуждал, как листья, наши души.

Мы с криком вылетали на росу,

на ветер – грузный, медленный, солёный.

И – в кедах – по тропинке проторённой

бежали на песчаную косу.

Как спринтеры: на кончиках носков,

летали мимо рёбер – словно лодки

больших качелей в ЦПКиО.

Затем – железный, чёткий ритм наклонов,

отжимов, приседаний. Передых.

Море! Трепетное лоно

глубокой, чуть дымящейся воды!

Внезапных рыб продольные сполохи.

На дне – рифлённый волнами песок.

И семь дельфинов,

летящих в глубину,

Потом – в цеху – блик света на детали

(завод, я помню, строил ледокол)

мог вдруг напомнить про морские дали.

И мне тогда работалось легко.

Всё получалось – плавно, без заботы.

Я напевал, с соседями шутил.

В то лето я впервые ощутил

и понял наслаждение работы.

И вот он – день. Какой сегодня день!

Со свистом, с плеском пролетела яхта.

Байдарки пауками на воде

привстали на блестящих хрупких лапках.

Мы кучно шли заливом, по кольцу.

Качался справа – пропадая – остров.

плыла горячей солью по лицу.

Нам повезло: мы первыми со старта

ушли вперёд – почти на два гребка!

Он огнём, азартом

заполыхал в размашистых руках.

когда на скамьи брызжет

горячий пот – и те скользят, как лыжи.

В глазах – сплошное солнце, белый блеск.

И ничего не видишь – только слышишь:

шесть взрывов вёсел – как единый всплеск.

шесть хриплых вскриков глоток,

единое исторгнутое: кх-а-а.

Мы пашем море – пашем зло и плотно.

И блещут вёсла, словно лемеха.

Мы движемся – все шесть – в едином ритме.

Поклон вперёд; с оттяжкою – назад.

Рывок вперёд – и вёсла в море врыты.

Рывок назад – и пены полоса.

Единый ритм, единое движенье,

единое стремление на час,

единое – как стон – сердцебиенье

объединяют, возбуждают нас.

Но шли минуты. Тяжелели плечи.

Мы чувствовали: шлюпка хуже шла.

И задыхались. Будто в лёгких – шлак,

сухое пламя, доменные печи.

Мы слышали, как всплески шли обвалом:

вот рядом. вот чуть-чуть, и – впереди.

Но это нас уже не волновало:

сердца надсадно бухали в груди.

Мы сыты греблей – сыты до отвала.

Довольно. Всё. Мы сдохли, сражены.

как чайка, сорванная шквалом,

мотался голос Люськи-старшины.

Она уж не сидела, а стояла –

угроза, гнев, презрение из глаз.

Раскачиваясь в ритме – умоляла,

уничтожала и жалела нас:

– Ну, мальчики! И-и – раз!

Ну, взялись ладом!

Вы! слизняки, мокрицы. Болтуны. –

И на щеках сверкала злая влага

бессильных слёз и схлынувшей волны.

Ах, Люська, Люська! – нашей злости знамя,

тех синих дней пронзительная быль.

Она была – красивая? – не знаю.

Не наблюдал. Не думал. Может быть.

Вот помню: локоть до крови разбит,

тельняшка от нарочных дыр сквозная.

Татарские горячие глаза.

И волосы – как жёлтое мочало.

Вот: грудь девчонку, помнится, смущала.

Но Люська – как бы правильней сказать? –

была для нас цементом, центром, дивом.

Везучей, верной щедрости полна,

нас – жёстких, несговорчивых, строптивых –

соединяла в целое она.

Сначала – и-и-и! – тянула зло и длинно,

в поклон глубокий втягивая нас.

И вдруг – швыряя враз гребцов на спины –

короткое – как лопасть в воду – р-раз.

И всё ж таки сумела – раскачала!

Мы – в зёрнах серой соли, как в золе –

так рвали вёсла, что вода урчала

Нас отпускало. В лёгких гасли домны.

Туман исчез. Вдохнулось глубоко.

И день опять стал чётким и бездонным.

И шлюпка сборной – здесь, недалеко!

Гуляй же, море! Бей в борта, как в бочки,

солёным бризом головы свежи!

Мы не застыли там – на мёртвой точке.

И нас теперь – попробуй! – удержи.

Мы рвёмся к счастью. Что мы знали? Горе,

обман и голод; кровь и пот земли.

Мы научились прятать чувства в горле,

глотая их, как вырвавшийся всхлип.

Качай нас, шквал!

И в деле, и в словах

мы научились не просить подмоги.

Хотя бессильны были, одиноки;

и от забот мрачнела голова.

Лютуй же, гонка, вёслами треща!

Мы стали искренней и непокорней –

и у станка над рыжею поковкой,

и там, где надо подлость не прощать.

Ты, гонка, нашей юности разбег!

Мы оценили мелочи – обеды

по распорядку, сон, зарядку, бег.

Мы полюбили дружбу и беседы.

И рвались вместе к маленьким победам,

готовясь к жизни, боли и борьбе.

Гуляй же, море! Лейтесь, гром и гомон,

как в раковины, в гулкие сердца.

Мы, злые дети бесконечных гонок,

идём в борьбе и боли до конца!

Мы всё-таки достали их. Достали!

И обошли. И видели с волны

их спины в пятнах – цвета ржавой стали,

и бешеные губы старшины.

Спортсмены по профессии, аскеты –

И тут над мысом выгнулась ракета

и белой рыбой булькнула в волне.

И всё. И нет ни злости, ни погони.

Мы грузно повалились на борта,

чтоб до крови разбитые ладони

в прохладном – всласть, зажмурясь – поболтать.

Стихи про гоночную машину

Бесконечен этот тягун,
Как дорога в неблизкий свет.
За твоею спиною – сквозь гул –
Потрясающе катит швед!

Ты выигрываешь у него
Полсекунды! Пол-ерунды!
Крут подъёмище. Кто кого.
Или – он тебя. Или – ты.

Стала нашей твоя судьба.
Слёзы встали у самых глаз.
И у нас к тебе – не приказ
И не просьба – одна мольба:

Ты выигрываешь! – прибавь!
Ты выигрываешь! – нажми!
На мгновенье прильнув, припав, –
Хочешь – наши силы возьми!

Вот! Зачем нам теперь они? .
Ты, пожалуйста, добеги.
Дотерпи, родной! Дотяни.
Достони. Дохрипи. Смоги! .

Через все чужие “ни в жизнь. “
Через все свои “не могу. “
Ну, ещё! Ещё продержись! .
Ох, как жарко на этом снегу!

Средь веселья и движений
Легче горечь поражений.
Впереди аттракцион –
По стене на мотоцикле

Ездил лихо чемпион.
И круги он, словно циркуль,
Рисовал, давя на газ.
Исполнителя отвага

Читать еще:  Лада гранта в кузове универсал фото

Повторялась каждый час.
Риск оправдан лишь для блага,
Не для труса риска груз,
С трусом призрачен союз,

Для него страшна дорога,
Лишь уйдет он от порога,
Не достичь ему вершин.
Только храбрый – господин

Достижений и побед.
На арене меркнет свет.
Руль отпущен, и теперь
На глазах его повязка.

Мотоцикл рычит, как зверь.
Приближается развязка.
Так вслепую и без рук
Исполнял он смело трюк.

Вскоре, сбавив обороты,
Завершил свою работу.
Может быть на высоте
Труд равняется мечте?!

Березки в инее и елки,
Дрожат снежинки на иголках,
И бесконечная лыжня,
И деревянных два “коня”,

И палки лыжные мелькают, –
Быстрей бежать нам помогают.
Пусть далеко еще до лета –
Сейчас на лыжах эстафета.

А может, даже марафон –
Не каждому дается он.
Но вот последнее усилье,
И за спиною будто крылья.

И финиш – вот он – ближе, ближе.
Теперь мы знаем все о лыжах!

Тяжёлый очень этот спорт
Удел могучих королей – титанов!
Одна лишь рифма в голову идёт
Рождает только Север Гунде Сванов.

Помятые крылья, разбитая фара –
Проще обычного встреча “Дакара”!
Наспех ухабы съедает подвеска,
За дюной в слепую с ходу подрезка.
Крутой спуск по отвесу с бархана,
Тут же подъём на пределе вне плана.

Сжата в тисках бесконечного драпа
Группа машин скоростного этапа!
Кто-то увяз, а кто – кувыркнулся,
Чей-то движок с перепугу загнулся.
Скрыты за рамой расчёт и тревоги:
Дан новый старт, а финиш – в дороге!

За каждою техникой судьбы и лица
Нас побуждают к чему-то стремиться:
Мчишься ли к цели, ставишь задачу –
В общем и целом, в борьбе за удачу!
Нет мальцу места на мягком диване!
То, если честно, мои “тараканы”.

Будь всё, как будет: струнами нервы!
Гонка рассудит, кто будет первым.

У моего маленького сына есть любимая книжка. Каждый вечер он мне ее притаскивает и просит почитать. Называется она гоночные тачки.

Книжка представляет собой пару коротких четверостиший о гоночных тачках.

когда читаю ее частенько вспоминаю моменты из любительских покатушек вот решил с вами поделиться проиллюстрировав фотографиями своих авто:

Снова гонка. Здесь собрались
Чемпионы многих трасс.
Все на старте подровнялись –
Ну и тачки – просто класс!

Вдруг спортивные машины
Вырываются вперёд.
Рёв моторов, визг резины –
Как волнуется народ!

Ну ещё бы! Вихрь красный
Всех обходит по прямой.
Впереди маршрут опасный –
Ждёт его подъём крутой!

Что такое? Посмотрите!
Ураган вторым идёт!
С ним на трассе не шутите –
Эта тачка – вездеход!

Через речку, по болоту
Ей проехать нет проблем!
В ней удобно и пилоту,
Ведь на нём – надёжный шлем.

Вы помните какое-нибудь стихотворение из школьной программы?

Стихи – Гонки при грозе

Гонки при грозе.
И сверкает всё везде.
Виден новый поворот.
Вот занос, мотор ревёт.

Знать бы, что там впереди,
Ведь везде идут дожди,
Остановись и пережди!

Лучше я пойду на старт,
Ведь ты для гонок уже стар.
Вот соперник мой горит…
Плохо видно, всё блестит.

– Эй, скажи, дорога где? –
Не ответит никто мне,
Это гонки при грозе.

Вон соперник впереди.
Постарайся обойти.
Кто-то шину проколол,
Его я быстро обошёл.

Мерцают молнии везде,
Я смотрю: «А финиш где?»
Это гонки.

Стихи – Гой ты, тройка

Гой ты, тройка, звени бубенцами,
вот развилка у нас на пути,
обгоняема только гонцами,
разухабистей ветра лети!

Солнце ясное скрылось за тучей,
затерялась в снегу колея,
но чем крепче мороз, тем летучей
быстроногая тройка моя.

Эх, смотри, разгулялся снежище
и куда-то исчезли гонцы.
Вороные влетели на ржище.
Ой, звените сильней, бубенцы!

Наказала мне маменька строго:
Береги лошадей, не гони!
Но куда-то исчезла дорога,
битый час мы плутаем одни!

Вороные, всхрапните носами.

Стихи – Гой ты, Русь моя, родная.

Гой ты,
Русь, моя родная!
Здесь – отмаливаем грязь…

Каждой косточкой рыдая.
Каждым нервом
оголясь.

Мы твои шальные дети.
Мы накушались разлук.
Вымокший
кленовый ветер
пятипало льнет к стеклу…

Что за трудное свиданье!!…
Нету слов. Лишь в венах стук…
И бежит
слеза святая
по картонному Христу…

А в божнице – блики… числа…
Жизнь меняется – на раз!…

День и ночь – звала Отчизна…
Слава Богу, дозвалась!

Странно… я не чую боли…
Только зябкость и азарт…

Стихи – Гонки по горизонтали

Вот он – гонщик, на изготовке,
Дан старт и быть ему в пути,
На форсаже «бешеные» моторы,
Ревут – им до черты бы дойти…

Горизонталь, ты – горизонталь,
Кромка острая, плоская грань,
Во впадине вниз, карабкаясь вверх,
Но до цели достань…

Пошла гонка на опережение,
Слышны стоны разбитых машин,
Те экипажи – отменные парни,
Рвут жилы да со всех сил…

Горизонталь, ты – горизонталь,
Кромка острая, плоская грань,
Во впадине вниз, карабкаясь вверх,
Но до цели достань…

Стихи – Гонка страстей

Я в гонке страстей, воплощая мечту,
В торнадо заверченный, таю.
Лечу, набирая легко высоту.
И страха паденья не знаю.

Все мускулы кровью стальной налиты
И стиснуты зубы до боли,
Штурвал под давлением пальцев трещит:
Он целиком в моей воле!

Желания нет оглянуться назад,
Что ждет впереди, мне не ясно.
Живу я мгновением: здесь и сейчас,
А все остальное напрасно.

Внизу, как в тумане, летят города,
Проносятся горы и льдины.
Не чувствую я, что проходят года:
Все слилось в потоке.

Стихи – Гонки по вертикали

Пришла весна! Смотри начало мая,
а вот уже сентябрь и осень на дворе,
зима, снегами дни перебирая,
сама себя закрыла тихо в феврале.

Хотелось бы узнать первопричину,
что гонит нас к тому ужасному концу,
судьба сама подталкивает в спину.
Веселый Роджер, только в каменном гробу.

И спорь, не спорь- конц тебе известен,
Энштейн и Бендер встретят Там весну,
и если мир тебе неинтересен,
руби концы и мирно уходи ко сну.

Пусть это и решит твои проблемы,
но нет пути назад, как в дни.

Стихи – Гонка за счастьем

То перед самым паровозом,
Он под него боясь попасть,
Бежал, а сзади шумел грозно,
Состав, его грозя подмять.

То с рельс он чтобы отдышаться,
Сойдя, свой поезд догонял.
А перед ним вагон со счастьем,
Маня, последний убегал.

То от земной устав дороги,
Одев он крылья, ввысь взлетал.
Но в Небе могут жить лишь Боги,
И в их число он не попал.

То от земли устав и неба,
Он в море лёгкий путь искал.
И в страны плыл, где ещё не был,
Но там по Родине скучал.

Стихи – Гонка за Славой

Напрасно ты гоняешься за Славой,
Немало сил на это положив.
Она лишь подмигнёт тебе лукаво,
Через мгновенье о тебе забыв.

Миг Славы, он, конечно, лучезарен,
Приятен шум восторженной толпы.
Ты Славой опьянён и ты в ударе,
Как замки из песка, творишь мечты

О том, как обожать тебя все будут,
Носить толпой, с восторгом, на руках,
Но… Раж пройдёт, и о тебе забудут,
И пьедестал твой распадётся в прах.

И эта же толпа тебя растопчет,
Смешает с грязью, коль найдёт изъян.
Ну, а пока ты.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector